Форум » Наша служба » Радиотехническая разведка "Осназ" (продолжение) » Ответить

Радиотехническая разведка "Осназ" (продолжение)

VStar: 5 ноября день военной разведки. Поздравляю всех выпускников КРТУ, КВКУРЭ с профессиональным праздником. Мы делали нужное дело и каждый из нас может гордится тем, что внес посильный вклад в могущество нашей службы. Приглашаю выпускников училища нашего профиля всех годов выпуска к обшению в этом разделе. Ведь нас было немного и в войсках мы наверняка пересекались и будет что вспомнить и кого вспомнить. Виктор Старовойтов КРТУ 76

Ответов - 195, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

VStar76:

VStar76:

VStar76: с В.Федоренко КРТУ 70


VStar76: докладывает ОД КП Поздравления ветеранов ГРУ

VStar76: комбриги

VStar76:

VStar76: это с моего фотоапарата, еще снимали Тихвинский А.А. и фотограф бригады, надеюсь, что фото будут и я их выложу на встрече присутствовал ветеран 394 дивизиона Бушуев А.К. в возрасте 96 лет, был на всех мероприятиях, вот с кого нужно пример брать!

ZAV: Фото Фоторепортаж 82 ОРТБР За ОСНАЗ

a_lek_s57: Внесу небольшое уточнение. 307-й ОРТБ ОсНАЗ п.п. 38769 находился в Нижней Норе до осени 1978-го года. Потом его перевели в Веймар. У батальона на сколько я помню было две точки. Одна в Плауне, вторая недалеко от города Ремхильд на горе Гросс Гляйхберг. Личный состав в Плауэне был бессменный, а в Ремхильде менялся через месяц, за редким исключением- когда уходили очередные дембеля. а молодежь из учебки проходила обкатку в батальоне. Я в батальоне прослужил с ноября 1976-го по май 1978 -го года. Комбатом был м-р Шведкин, нач. штаба м-р Папков.

Торгау72: a_lek_s57 пишет: Внесу небольшое уточнение. 307-й ОРТБ ОсНАЗ п.п. 38769 находился в Нижней Норе до осени 1978-го года. Как мне рассказывал ЗКВР 194 ОРТП несколько лет назад "В 1960 году 307-й отдельный батальон ОСНАЗ ЗакВО (в/ч ...?...) из Армении был переброшен в ГДР в г.Нижняя Нора и вошел в состав 8-ой гв.ОА ГСВГ" А какой в/ч был у этого "армянского" батальона ОСНАЗ?. В 1978 году батальон из Н.Нора передислоцирован в Веймар. В 1982 году в г.Веймар на базе 307-ого батальона ОСНАЗ (в/ч п/п 38769) 8-й гв.ОА ГСВГ сформирован 194-й отдельный радиотехнический полк (ОРТП) ОСНАЗ ГСВГ, в/ч п/п 38769. В 1992 году полк выведен в Алакурти Мурманская обл. (ЛенВО) на границе с Финляндией, но не весь – часть полка оказалась в ДальВО под Уссурийском. В 2009 году полк (в/ч 31463) в Алакурти расформирован. Но местные власти Алакурти очень огорчились и, как я читал, добилисб возвращения радиотехников, то ли из бугровской бригады, толи ПВОшников. Возник вопрос в связи с выводом в 1992 году из ЗГВ какой-то части 194-ого ОРТП под Уссурийск ДальВО, может ли это быть связано с появлением в Уссурийске 86-ого ОРТП ОСНАЗ 5 ОА?

VStar76: 254-й отдельный радиотехнический полк ОСНАЗ. 1 ноября 1984 года в г.Кабул (Теплый Стан) Афганистан на базе 1853-го отдельного батальона ОСНАЗ 40 ОА ТуркВО (в/ч 37116) сформирован 254-й отдельный радио-технический полк (ОРТП) ОСНАЗ 40-ой ОА ТуркВО, в/ч п/п 37116, в составе ОКСВА 1.11.84 – 12.12.88гг. Состав полка: - БРП (2 роты), рота связи, рота РМО – Кабул. - ОРАО , аэропорт г.Кабул. - 381 ОРПЦ (Газни, 25.03.85-30.05.88) из 88 ОртБр ОсН ст.Мирная ЗабВО. - 634 ОРПЦ (Кундуз, 06.06.86 - 26.07.88) из Курган-Тюбе ТуркВО. - 799 ОРТЦ (Кабул, 01.11.84 - 10.02.89). - 822 ОРТЦ (Баграм, 01.08.86 - 12.02.89), из 141 ОртБр ОсН Чингельды САВО. - 964 ОРПЦ (Шиндандт, 01.11.84 - 08.02.89). - 966 ОРПЦ (Кандагар, 01.11.84 - 10.08.88). - 968 ОРПЦ (Джелалабад, 01.11.84-13.01.89). - 1028 ОРТЦ (Кабул, 01.08.86 – 14.08.88). ______________________________________ Хмурым морозным январским утром 1989 года начался 2-й этап вывода советских войск из Афганистана. Честь выйти первыми была предоставлена 254-му ОРТП ОСНАЗ. В 1989 году полк передислоцирован в г.Кохштедт ГДР и вошел в состав 3-й ОА ЗГВ, в/ч 57286. В 1994 году полк выведен в г.Малорита БелВО и там расформирован. _____________________________________ Командиры полка: - подполковник Ведутенко …, …, 1984 – 1985гг. - подполковник Попидченко Ю.Г. 1985 – 1987гг. - подполковник Кошиков 1987 – 1989гг. - ………………?.……………………… 1989 - …?…. ______________________________________ Андрей Петрович Морозов: «Свою историю полк ведет с 1 февраля 1980 года, когда в Ташкенте был сформирован 1853-й отдельный батальон ОсНаз 40 ОА ТуркВО, в этот день батальону было вручено боевое знамя. Личный состав прибыл в конце декабря 1979 года из частей ОсНаз Одесского, Прибалтийского, Ленинград-ского и Туркестанского округов, техника поступила со складов НЗ ташкентского полка. 9 февраля батальон пересёк границу ДРА в районе Термеза и своим ходом совершил марш до Кабула. Тот самый мост, по которому мы 9 февраля 1980 года пересекли речку. ____________________________________________________ Некоторая часть личного состава была пере-дислоцирована в Кабул самолетом на несколько дней ранее для оборудования территории батальона». ___________________________________________________ О.Иванченко. Ничего лишнего или как я служил в батальоне ОСНАЗ. «Батальон начал формироваться сразу после ввода советских войск в Афганистан (декабрь 1979г) в основном на базе 149-й отдельной радиотехнической бригады ОСНАЗ ТуркВО г.Ташкент, р-н Геофизика (примечание: бригада была сформирована в 1980 году, ее предшественником был 165-й ОРАДП ОСНАЗ ТуркВО), но было там немало народа и из других военных округов. После формирования в январе-феврале 1980 года батальон своим ходом вошел в Афганистан по маршруту Ташкент-Термез-перевал Саланг-Кабул. Когда колонна батальона прибыла в Кабул, местом его дислокации определили окраину кабульского района Хайрхана (впоследствии народное название Теплый Стан) под горой. Кстати, те, кто вошел в Афганистан своим ходом, потом называли себя «аборигенами», а тех, кто прибыл на доукомплектование батальона (как я в августе 1980г) из Тузеля (военный аэродром – афган-ская пересылка на окраине Ташкента) - «турыстами». Батальон был сформирован по штатам военного времени, помимо пяти замов комбата, командиров рот-взводов, куча народа, включая начальников служб, замполитов рот, освобожденных парторга, секретаря комсомольской организации и периферийные подразделения. Переводческие должности на КП батальона и в ротах поначалу занимали в основном офицеры-двухгодичники из Таджикистана (выпускники разных годов ТаджГУ, сельхоз и пединститутов). Сейчас это трудно вообразить, но там были некоторые командиры взводов из ОдВО в возрасте 38(!) лет (как они сами себя называли - «командующие войсками взвода»). На КП батальона был один старший лейтенант в возрасте 41(!) год - «дед» Русин (жена подарила ему одеколон «Капитанский» с наказом: вскроешь, когда капитана получишь, но звание он получил, как ни странно не в Афганистане, а уже после, под пенсию в ташкентской бригаде). С первых дней на батальон оказывало психологическое давление местное население Хайрханы во главе с муллой. Он посылал проклятья на «неверных» и подстрекал толпу захватить территорию батальона. Личный состав батальона в ходе таких периодических демаршей занимал окопы по периметру части и дежурил там. У одного солдата после нескольких дней такого противостояния не выдержали нервы, и он застрелился в кунге спецмашины. Практически два года все жили в лагерных палатках. Офицеры и прапорщики по 10 человек (койки в один ярус), солдаты — по 20 (койки в два яруса). В каждой для обогрева стояли по две печки (типа «буржуйки») на солярке, азербайджанского производства. Про них — отдельная история. Воспламенялись они часто, а лагерная палатка (трехслойная, на деревянном настиле с прибитым к нему «намертво» пологом палатки, часто с одним выходом, второй, как правило, был заколочен зимой от сквозняка) горела не дольше 10 минут. Первым начальником КП батальона был капитан Ч. - колоритная личность. Сын генерала, кажется, он постепенно опускался по своей служебной лестнице вниз и географически тоже отдалялся от Москвы. Перед вводом в Афганистан, служил командиром роты в периферийной части ташкентской бригады. Как-то, подвыпив, въехал в казарму своей роты верхом на лошади. Очумевший дневальный на тумбочке истошно заорал «Смирно!!!», лошадь испугалась, ее ноги разъехались на кафельном полу казармы, и она упала вместе с ездоком. Ему дали очередной шанс и послали в Афганистан, но он и им не воспользовался - его досрочно(!) заменили в Союз). Первым освобожденным парторгом батальона был хороший (для парторга - редкость!) мужик, которого отправили на формирование батальона с эстонского острова Саарема, где он служил парторгом в части ПВО и заимел внебрачного ребенка от эстонки (по тем временам небывалый залет члена партии, да к тому же парторга!). Строевой смотр в батальоне. Приехал начальник разведки ТуркВО, тогда еще полковник Дунец (потом, когда ТуркВО стал перворазрядным округом, он получил генерал-майора, практически непрерывно бывал в командировках в 40А, переболел гепатитом и умер от его последствий). Пошел проверять-знакомиться с офицерами КП батальона. Нам надо было называть свою должность и какой ВВУЗ закончили. Перечислю названия ВУЗов, которые ему мы озвучивали: ТаджГУ, душанбинские сельхоз и пединституты, ТашГУ, киевский ГУ, ну и, на закуску, Военный институт иностранных языков. Полковник Дунец изумленно-озадаченно оборачивается к комбату и спрашивает, так искренне: «А выпускники военных училищ у вас есть на КП?». Работа на КП. У каждого офицера был свой участок работы (направление), к концу дня он давал инфор-мацию дежурному по КП, который компоновал все это в виде информационной сводки, а распечатывал ее пона-чалу солдатик - МАШИНИСТ (в отличие от машинистки - ж.р.) со штаба, это потом на КП появилась своя штатная машинистка. Утром окончательный вариант сводки под-писывал начальник КП и все это вкупе со СВЕЖАЙШИМ обзором прессы (результат перевода новостей с телетайпов главных информационных агентств мира в части, касающейся Афганистана и вокруг него) отвозил БТР во главе с командиром роты в штаб начальнику разведки 40А и выше. Регулярно получали советскую прессу, в том числе и окружную газету ТуркВО «Фрун-зевец» (в народе все окружные газеты, независимо от их официальных названий, иронично прозвали «Стой, кто идет!», из-за их однотипного и скучного содержания). Но «Фрузевец» в то время стоял в линейке этих газет нес-колько особняком. В советской прессе начало 80-х было табу на публикации статей о боевых действиях 40А в Афганистане. И только «Фрунзевец» эзоповским языком писал, примерно, следующее: «В ходе проведенных ТСУ (тактико-специальных учений) мотострелковая рота, где командиром старший лейтенант такой-то, достигла отличных результатов в учебной стрельбе и выполнении нормативов по боевому слаживанию. По результатам закончившегося учения командир роты награжден орденом «Боевого Красного Знамени». Замена. Прошли два года моей афганской командировки, а замены нет. Еще месяц – нет замены! Спустя еще две недели прибыла, наконец-то. Приехал возрастной старший лейтенант К. из Таллинна, выпускник киевского ВОКУ (немецкий язык!). Тогдашний начальник КП, майор А., говорит, а зачем он нам на КП, да еще с немецким языком, будем что-то решать. Ну, думаю, затягивается опять моя замена. Захожу к НШ майору П., он мне, вот тебе предписание в ОК штаба ЛенВО, вот тебе отпускной билет (был приказ, во второй очередной отпуск из Афганистана отправлять только по замене, т.е. за два года службы в Афганистане, практически был один отпуск 45 суток плюс дорога самолетом) и лети в Союз, пока тебя не оставили в батальоне еще на неопределенное время. Улетел! В 1983 году КП батальона преобразовали (по штатным категориям) в КП полка (капитанские и майорские должности, начальник КП – подполковник), чтоб можно было посылать туда служить более опытных офицеров, ввиду возраставшей важности ТВД. Потом и сам батальон реорганизовали в полк. После вывода советских войск из Афганистана, полк передислоцировали в ГСВГ. После вывода российских войск из Германии, полк был расформирован». Панорама части со сторожевой заставы, которая располагалась на вершине горы Хайрхона-Шемали. __________________________________________________ Валерий Сафонов: «Отдельная часть радиоразведки, в которой я служил в 1980 - 1982 гг., непосредственного участия в боях не принимала. Мы обеспечивали штаб армии данными о противнике. Кабул, фото с бинокля.1980. __________________________________________________ Тем, кто не знает, поясню, что радиоразведка - это поиск в эфире работающих радиостанций противника, опреде-ление пеленгацией района их нахождения, перехват передаваемого ими материала, его перевод и обработка. Кажется, просто, но в огромном эфире надо найти нуж-ную станцию, оценить ее информативность, а уж только потом следить за ней и не потерять. А слышно было многих. За счет переотражения радиоволн от горных пи-ков мы слышали и китайских военных, и иранских так-систов, и многих других. Каждое утро в разведотдел шта-ба армии отправлялось донесение с полученными за сутки данными о конкретных пунктах или районах дисло-кации бандформирований, их численности и вооруже-нии, адреса подпольных исламских комитетов, данные о местах перехода бандами пакистанской или иранской границы, местонахождении лагерей подготовки душма-нов в Пакистане и т.п. Поиск и перехват велись кругло-суточно. Попробуйте представить работу радиста летом, когда температура в аппаратной кабине, прикрытой только маскировочной сетью, постоянно была 40 - 50 градусов и выше. Вентиляторов было мало, да и они быстро выходили из строя из-за постоянной работы. “Солдат должен стойко переносить все тяготы и лише-ния воинской службы”, - говорилось в присяге. Вот мы и переносили. А уж чая за два года в Афганистане было выпито столько, что я до сих пор его пью очень редко. Добытые нами данные командование реализовывало в зависимости от их достоверности, полноты и срочности. В одних случаях уничтожение банды сразу планировалось частями находящегося рядом гарнизона. В других, если кишлак с бандой находился на большом удалении, то уже агентурная разведка уточняла, какие именно дома занимают моджахеды, и по ним наносился точечный авиаудар. Горные перевалы на маршрутах через границу минировали с вертолетов. Так, однажды мы узнали, что формирование моджахедов на нашей стороне посетил высокопоставленный пакистанский разведчик. Мы долго думали: где же он мог пройти по горам? Не было в том районе перевалов. Но догадались - речка пересохла, и он прибыл по ее руслу. Тут же доложили, и русло реки на самой границе с вертолетов забросали минами. Через некоторое время пакистанские СМИ сообщили, что полковник имярек погиб при исполнении служебных обязанностей. Несколько раз мы вычисляли, в каком афганском штабе работает душманский шпион. Эти данные реализовывали контрразведчики во взаимодействии с афганской службой безопасности. Самый примечательный случай произошел, когда однажды перед обедом мы узнали о прибытии в один из пунктов на сопредельной стороне вооруженного отряда. По его численности и вооружению определили, что это моджахеды. Сообразив, что такой отряд пакистанцы не будут долго держать на границе, мы вычислили место перехода и немедленно все данные нарочным доставили в разведотдел. В штабе согласились с нашими выводами и дали соответствующую команду Кандагарской бригаде, из которой перед сумерками на вертолетах перебросили почти батальон для организации засады на маршруте. В результате ночного боя были уничтожены все 87 (!) душманов, наши потери - трое раненых. Часть работала со стационарной позиции, но во всех крупных рейдах и операциях участвовали наши маневренные группы на специально оборудованных бронетранспортерах. Перед каждым выходом мы с офицерами прорабатывали весь будущий маршрут, прикидывали, где могут быть засады, откуда вести разведку. Было и везение. Подрывались БТРы перед нами, сзади, а наши ходили как заговоренные. В рейдах наши специалисты оказывали практическую помощь войскам и в разведке противника, и при допросах пленных. Большую роль при этом играли наши переводчики-востоковеды. Знающие обычаи, нравы и традиции местного населения, они почти всегда склоняли пленных к сотрудничеству с нами и получали ценные сведения. Прошли годы, и, размышляя о минувшем, приходишь к выводу, что Россия, как не раз до Афганистана и после, оказалась не готова к войне. Главное, мы в основном готовились воевать на Западе. Афганистан мы толком не представляли. Надежда на использование лиц из среднеазиатских республик не оправдалась. Советские граждане, даже из кишлаков, своим менталитетом резко отличались от афганцев, на фарси читать и писать не умели. На рынках и в магази-нах были не наши товары, а из других стран и лучше качеством. Войска были плохо обучены воевать в горно-пустынной местности. Только через полтора года стало прибывать пополнение, прошедшее подготовку в горных учебных центрах. Форма одежды не соответствовала климату, бронежилетов не хватало, а те, что были, по весу годились штангистам. Все аппаратные машины не были оборудованы для работы в жарком климате и бронированы. Одна пуля - и дорогую технику приходи-лось списывать. И это только мои замечания, военно-служащие других специальностей имеют массу своих. Но-за битого двух небитых дают. Где-то наш опыт пригодился». ___________________________________________________ Станислав Мовчан: «1984 год весна, комбат подпол-ковник Ведутенко, НШ подполковник Жансугуров, зам. по тылу майор Кабаков, нач.автослужбы капитан Слепо-ногов, ПНШ ст.лейтенант Мовчан. Получаем приказ формировать полк ОСНАЗ. На различные должности прибывают 85 офицеров майоры, подполковники. Ст. лейтенант медслужбы Татьяна Брагина (Безделева). В Афганистане - Кабул, "Теплый Стан", в/ч п/п 37116, радиотехнический полк, 1986-88гг. ___________________________________________________ Приходит новая разведтехника, вначале 14 машин. Из них формируют выездные точки, Кандагар, Джелалабад и т.д. Технику сильно повредили во время доставки под Баграмом. Бригада из 32 рабочих весь 1984 год восстанавливала ее у нас в части (в статусе туристов за границу)». ________________________________________ Владимир Сапожник, начальник разведки 40-й армии: «В годы войны в Афганистане я был начальником 1-го отдела разведуправления Туркестанского военного округа (ТуркВО) и начальником разведки 40А. Два года в Афганистане широкомасштабных боевых действий не было, и разведка велась ограниченно. В основном разведчики налаживали связь и взаимодействие с местным населением, а также устраивали засады на маршрутах доставки вооружения и боеприпасов с территорий Пакистана и Ирака, проводили поиски и захват мест их складирования. С начала 1980 г. для решения подобных задач в составе советских войск существовало два отряда специального назначения (СПЕЦНАЗ), которые до начала 1983 г. охраняли: один – трубопровод, другой – швейную фабрику. Рота спецназа выполняла отдельные разведывательные задания. Были также отдельные радиобатальон ОСНАЗ и часть агентурной разведки. Начиная с1985г. в 40А дополнительно было размещено два органа управления бригадами спецназа, два батальона спецрадиосвязи и три батальона спецназа по 500 чел. каждый. Кроме того, отдельный батальон осназа был преобразован в полк с формированием дополнительных подразделений. Этот состав оставался почти без изменений (дополнительно был введен лишь еще один отряд спецназа) до вывода 40А с территории Афганистана». Радиоразведчик АН-26 РР был, пожалуй, самым секретным самолетом в 40-й армии. В работу его экипажа не вникал даже командир эскадрильи, а доступ на борт имел очень ограниченный круг офицеров. Машина, прежде всего, использовалась для перехватов радиопереговоров различных групп моджахедов, при этом полученные сведения немедленно докладывались в разведотдел штаба армии. Работа велась в реальном масштабе времени, для чего в каждом полете у пультов спецаппаратуры находились специалисты, владевшие местными языками. Во время выполнения заданий над приграничными с Ираном и Пакистаном районами прослушивались каналы связи ВВС и ПВО этих стран. Максимальная скорость: 540 км/ч Крейсерская скорость: 435 км/ч Практическая дальность: 1100 км Практический потолок: 7300 м В составе отдельного разведывательного авиаотряда (ОРАО) 254-ого ОРТП ОСНАЗ, базировавшегося в аэропорту Кабул 50-й ОСАП, были два АН-26 РР: АН-26 РР борт (152?) камуфлированный. Ан-26 РР борт 05 красный. 22 января 1985 года сбит ПЗРК в районе Джебаль-Уссардж, погибли все находив-шиеся на его борту. 254-й ОТДЕЛЬНЫЙ РАДИОТЕХНИЧЕСКИЙ ПОЛК ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ. Время все дальше уносит в историю тот день, когда командующий 40-й армией генерал Борис Громов вывел свои войска из Афганистана. 15 февраля 1989 года закончилась 9-летняя война Ограниченного контингента советских войск в ДРА. Спустя тридцать пять лет после Великой Отечественной войны Афганистан стал мерилом человеческих отношений, переломным периодом в судьбах сотен тысяч солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров, шагнувших в горнило войны. Память снова и снова возвращает воинов-интернационалистов к тем событиям, туда, где теряли друзей, где каждый чувствовал за собой огромную державу, солдатский долг, верность присяге и своему маленькому коллективу, в котором плечом к плечу жили и воевали. Считаю, незаслуженно оставлен без внимания, почти забыт, мой родной 254-й отдельный радиотехнический полк особого назначения, разведподразделениями которого мне довелось руководить с сентября 1984-го по январь 1987 года. Очень немногие знали и знают о том, что полк особого назначения принимал самое активное участие в той войне в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Впоследствии часть вошла в состав 153-й Кениг-сбергской ордена Красной Звезды отдельной радиотех-нической бригады особого назначения, дислоци-рующейся ныне на территории Республики Беларусь. Если, по мнению офицеров-разведчиков 40-й армии, 334-й отдельный отряд специального назначения был самой мобильной и боеспособной единицей на террито-рии Афганистана, которую привлекали ко всем армей-ским операциям вплоть до вывода войск, то 254-й полк ОсН вел круглосуточно радиоразведку деятельности бандформирований как на территории Афганистана, так и на территории сопредельных государств — Пакистана и Ирана до начала боевых действий и после вывода советских войск из Афганистана. Из 26 афганских провинций 14, то есть более половины, находились под непрерывным наблюдением маневренных групп отдельных радиопеленгаторных и радиотехнических центров полка, рот радио- и радиотехнической разведки разведбатальонов дивизий, организационно сведенных в единую систему через объединенные коорди-национные центры в населенных пунктах Шинданд, Баграм, Кундуз, Кандагар, Герат и Джелалабад. Перехват и анализ материала осуществлялся, кроме того, батальоном радиоперехвата и синхронного пеленго-вания совместно с отдельными радиопеленгаторными центрами. В то же время боевые действия как дивизий, так и 40-й армии в целом обеспечивались разведданными с бортового разведывательного комплекса, установлен-ного на борту самолета Ан-26 РР, а также летно-подъемных средств радиоразведки с вертолетов Ми-8 РР в операциях, проведенных в районах Ургун, Хост, Алихейль и Суруби. Наиболее тесное взаимодействие полк осуществлял с бригадами спецназа, дислоци-рованными в Джелалабаде (Семархейль) и Лошкаргахе, их отрядами в Асадабаде и Газни. Наиболее эффективно радиоразведка велась с использованием летно-подъемных средств для управления нанесением бомбоштурмовых ударов авиацией и огневого поражения по местам дислокации мятежных бандформирований. Руководство действиями исламских комитетов на территории ДРА осуществлялось с центров в Пешаваре и Кветте, расположенных на территории Пакистана. Контроль и непрерывное наблюдение за их работой также осуществлялись всеми силами и средствами 254-го полка ОсН. О роли и значимости части говорит тот факт, что все проводимые мероприятия командованием 40-й OA, вплоть до проводки тыловых колонн, осуществлялись с обязательным участием маневренных групп радиоразведки полка. Об эффективности работы 254-го ортп ОсН можно судить уже по тому, что командующий фронтом «Панд-жшер» Ахмад шах Масуд уделял особое внимание противодействию советским средствам радиоразведки, предупреждая свои войска об их присутствии. В част-ности, работа координационного центра в Баграме была настолько эффективной, что слежение за действиями командующего Ахмад шах Масуда и охота за ним привели к его ранению и контузии в результате нане-сения бомбоштурмовых ударов и огневого поражения по данным радиоразведки. Тесное взаимодействие подраз-делений радиоразведки с командованием авиаполков Кабула и Баграма как непосредственно через их штабы, так и через центры боевого управления дивизий и бри-гад в Шинданде, Баграме, Джелалабаде, Кундузе, Канда-гаре, Газни и Асадабаде позволило достичь высоких результатов. Добытая и своевременно доложенная командованию 40-й OA информация позволяла прини-мать действенные и своевременные меры. Приведу некоторые данные по результатам участия полка лишь только в 16 операциях. По добытым полком данным в 42 случаях удалось упредить нападения мятежников на наши гарнизоны, в 47 случаях—нападения на колонны и диверсионно-террористические акции, 32 раза были вскрыты маршруты движения караванов, перевозивших оружие, боеприпасы и материальные средства. Действиями маневренных групп удалось выявить шесть агентов в государственных органах и штабах национальных вооруженных сил ДРА, пять планируемых встреч с представителями иностранных государств, 24 случая передислокации групп и отрядов мятежников, шесть исламских комитетов, штаб фронта «Панджшер», 47 групп и полков, 97 районов нахождения мятежников, 13 районов совещания главарей бандформирований и 10 районов организации засад. На основании добытых данных было нанесено до 100 артиллерийско-авиационных ударов, уничтожено штаб отряда «Хисарак», 13 узлов связи, 11 позиций ДШК и минометов, пять постов наблюдения и оповещения ПВО, обезврежено от мин 40 участков важных коммуникаций, уничтожено до 400 мятежников. Этот список можно было бы продолжить и дальше. Но и из приведенного видно, какую важную задачу выполнял 254-й ортп ОсН. 11 августа 1985 года при проведении операции в провинции Пактия впервые была осуществлена радиоразведка с вертолета Ми-8. Этот опыт ведения радиоразведки с использованием летно-подъемных средств в Афганистане в последующем широко применялся и применяется при проведении различного рода операций в отношении незаконных вооруженных формирований в Чеченской Республике и в целом на территории Северного Кавказа Российской Федерации. При формировании и развертывании 254-го отдельного радиотехнического полка особого назначения в интересах взаимодействия с Джелалабадской бригадой спецназа и непосредственно 334-м Асадабадским отрядом из Кабула в район Джелалабада (населенный пункт Семархейль) была осуществлена передислокация отдельных радиопеленгаторного и радиотехнических центров. Для повышения эффективности слежения за деятельностью бандформирований и ведения радио-разведки с максимально большим охватом провинций ДРА был осуществлен ввод в ДРА батальона радио-перехвата в Кабул, отдельных радиопеленгаторных цен-тров в Газни и Кундуз, маневренной радиотехнической группы в Гардез, а также созданы объединенные координационные центры при штабах соединений и частей в Шинданде, Баграме, Газни и Кундузе. Я благодарен всем моим боевым товарищам за успешное выполнение поставленной задачи и горд тем, что все переброски и передислокация подразделений были осуществлены без потерь среди личного состава. Кроме использования летно-подъемных средств, в интересах радиоразведки были переоборудованы бронетрансортеры отрядов специального назначения, на которых были смонтированы приемопеленгаторные средства. Исключительное мужество, отвагу и умелые действия проявляли солдаты и сержанты групп радиоразведки на борту вертолетов Ми-8 РР и Ми-8 отрядов спецназа, летавшие в «спарке» ведущий—ведомый. Обучение и специальная подготовка для формирования таких групп осуществлялась на базе 254-го ортп ОсН в Кабуле. В состав группы входил старший группы, как правило, офицер или прапорщик, и два оператора—перехватчик и пеленгаторщик. Ефрейтор В.Портнов, например, совершил более 50 вылетов на боевое патрулирование в составе разведгруппы в различных провинциях Афганистана. Ему дважды повезло при выполнении задач на вертолетах. Когда был сбит ведущий, В. Портнов летел на ведомом. Когда В. Портнов летел на ведущем, был сбит душманами ведомый вертолет. За исключительное мужество, отвагу и умелые действия при выполнении своего интернационального долга в ДРА ефрейтор Владимир Портнов награжден двумя орденами Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». Большинство операторов составляли солдаты и сержанты таджикской национальности, говорившие на языках дари и фарси. Эти солдаты и сержанты имели значительное количество часов налета и большие заслуги перед Родиной, за что все без исключения награждены боевыми орденами и медалями. Вручает награды командир 254-ого ОРТП полковник Кошиков, Кабул.. ____________________________________________________________________________ Заканчивая свои воспоминания, я обращаюсь ко всем ветеранам: давайте вспомним всех наших товарищей, кто не вернулся с той войны, кто выполнил свой солдатский долг перед Родиной и сохранил верность присяге! Вечная им память! Не забывайте об их матерях и семьях! Перед входом в штаб полка (слева направо): НШ полка подполковник Брязгин, командир полка полковник Попидченко, ефрейтор В.Портнов и зам. командира полка подполковник Дунаевский. __________________________________________________ Полковник в отставке Валерий ДУНАЕВСКИЙ, участник войны в Афганистане, председатель совета Воложинской районной организации общественного объединения «Белорусский союз офицеров». 15 февраля. Минск.

Торгау72: VStar76 пишет: 254-й отдельный радиотехнический полк ОСНАЗ. А где фотографии, одни надписи к ним?

VStar76: завтра поработаю. сегодня не смог. не проходят, да и времени не было предыдущий текст посвящен радиоразведчикам-афганцам, по случаю очередной годовщины вывода советских войск. склоняем головы перед мужеством и героизмом наших ребят, Петр Индюков. Сергей Рассохин и многими другими, для кого слова война вошло в их жизнь, как мать. родина. любимая. текст представлен Сергеем Задориным, (торгау-72), замечательному знатоку истории радиоэлектронной разведки и 82 ортбр ОсН

ивг333: Nik54m Коля,извини,долго не заглядывал на сайт. После звонка тебе поговорил по СКЕЙПу с Угольниковым,седой совсем,встретил бы-не узнал!! Я с 1993 в запасе,после ГСВГ служил в Лиепае,потом в Риге,а оттуда поехал на Сахалин,где и закончил службу. Сыновьям уже за 30-ть,внучке старшей 12 лет,а внуку Максимке-1,7 месяцев. Старший сын в Новороссийске,младший здесь,со мной в Липецке. В 1992-м видел во Владивостоке Никипорчика,общались всю ночь.Пытался отыскать его в сети,но,пока,безрезультатно. Очень рад,что ответил.

Nik54m: 3 февраля отмечали 60 лет со дня образования в/ч 51870 в п.Оек Иркутской обл. Часть живет и здравствует. Капитально отремонтированы корпуса и инфраструктура, решаются проблемы с жильем. Радует техническое оснащение отделов. Приятно видеть хорошие изменения.

вш1: 70 лет назад, 16 февраля 1942 года, приказом Народного комиссариата обороны № 0033 Разведуправление РККА преобразовано в Главное разведовательное управление (ГРУ). Вскоре оно вошло в непосредственное подчинение НКО. Именно с ГРУ во многом связан срыв одной из важнейших спецопераций вермахта по захвату Кавказа под кодовым наименованием «Эдельвейс».

Торгау72: 42-я отдельная радиостанция Осназ. «2-го мая 1942 года нас распределили на группы для отправки на разные фронты. На наше место были призваны по комсомольским путёвкам девушки из Горьковской, Кировской и Ивановской областей. В числе группы «13-13» я попал в Закавказье, в село Тетри - Цкаро, в 42-ю отдельную радиостанцию». В 42-й ОРС ждали из Горького хорошо подготовленных радистов, а приехали необученные мальчишки. Нас всех определили поэтому в хозвзвод, одновременно стали обучать радиоделу, особенно приёму на слух латинского шрифта. Время было тревожное, фашисты рвались в Закавказье, поэтому мы прямо с наряда шли в радиокласс, где нас обучал техник-лейтенант Чугунов Василий из г. Ленинграда. Уже к концу августа 1942 года некоторые из нас принимали на слух до 80 знаков, в том числе Игнатьев Алексей и я. В это же время на базе нашей части был сформирован передвижной радиоцентр (ПРЦ) для отправки в прифронтовую полосу. В течение сентября мы работали и жили в полевых условиях: работали в походных радиобудках, жили в палатках, питались из полевой кухни. В октябре наш центр был отправлен собственным ходом на Северо-Кавказский фронт. Автомашины были старенькие – один ЗИС, несколько «газиков», которые постоянно ломались. Только к вечеру мы, из Тетро-Цкаро, проехав г.Тбилиси, добрались до Мхцети. Потом был ещё один ночлег, почти на самом Крестовом перевале. Последний ночлег на Военно-Грузинской дороге состоялся в дачном пригороде г. Орджоникидзе, на окраине которого шли бои, был слышен орудийный гул, видны огромные пожарища. Весь этот путь оставил неизгладимый след в моей жизни, ведь нам доверили очень важную задачу – перехват радиосвязи немецких дивизий, рвавшихся на Кавказ. От г.Орджоникидзе наша группа повернула в сторону г.Грозный. По дорогам шли нескончаемые толпы беженцев – на повозках, пешком, на машинах, с тележками. На Северном Кавказе мы ночевали в ауле недалеко от районного центра Чечено-Ингушетии, Шали. Во время ночных остановок мы продолжали выполнять поставленную перед ПРУ задачу: следили и принимали передачи немецких дивизий и держали связь с Москвой. Вскоре мы прибыли на постоянное место дислокации – пригород Гудермеса, чеченский аул. В октябре мы остановились восточнее г. Моздока, где в то время шли жестокие бои. Немецкое наступление выдохлось, и фронт остановился северо-восточнее Моздока на берегу реки Терек. Но немецкие разведчики проникали и в расположение наших частей в районе Гудермеса. Ещё до нашего наступления под Сталинградом наши войска дали хорошую взбучку фашистам под Орджоникидзе и гнали их несколько километров. Они так и не смогли прорваться к военно-грузинской дороге, но всё же положение наших войск было тяжёлым: Северный Кавказ и вообще Закавказье было отрезано от остальной части Союза. Подкрепления шли только через Каспийское море, через Среднюю Азию. Железная дорога Астрахань-Кизляр ещё строилась и находилась под постоянным обстрелом немецкой авиации. Жили мы в домах местных жителей, спали на нарах, постланных соломой. Накрывались шинелями или куртками. Радиоаппаратура размещалась на машинах и в жилых помещениях. Дежурство было круглосуточным, менялись через 6 часов и одновременно сами ходили в караул. Мы стояли недалеко от реки Терек. Питьевой воды не было, приходилось пить прямо из реки, а там вода была мутная, плыли нередко убитые лошади и трупы людей. Правда, не помню, чтобы кто-то болел. Надоедали ежедневные вечерние бомбёжки. Свободные от дежурства, мы выходили на улицу, поближе к вырытой щели, а дежурные радисты продолжали перехват, независимо от воздушной тревоги. К нашему счастью, ни одна бомба на наше расположение не упала: слишком малую территорию мы занимали – один дом и площадку перед ним в деревьях. Мы, двое самых молодых, выполняли те же задания и обязанности, что и кадровые служащие. Мы быстро набрали скорость, так как немецкие радисты работали на больших скоростях – до 150-200 знаков. Основной текст у них был пятизначный буквенный. Исключительная чёткость передачи, точность выхода в эфир и окончание передачи. А также постоянная смена волн на запасные в течение даже одной передачи – вот основные сложности нашей работы. Но мы быстро изучили особенности почерка передатчиков. Видимо, мы вели перехват не только радиостанции немецких войск на Северном Кавказе, но и на Сталинградском фронте. Немецкие радисты никогда не передавали открытым текстом ничего лишнего. И вот однажды, - это было примерно в середине декабря 1942 года в 10-11 часов вечера, по моей радиосети неожиданно началась передача открытым текстом на немецком языке. Я принял её полностью и немедленно доложил начальнику смены, а он – командиру ПРУ, товарищу Чхуну. Пока шёл разговор, я сумел перевести текст на русский язык. Смысл текста состоял в том, что немцы готовят прорыв в таком-то квадрате (был указан квадрат и время). Немедленно содержание радиограммы было передано в Москву (у нас была своя дальнодействующая радиостанция). Немецкий язык я неплохо изучал в школе, и это помогало мне не раз. За это мне объявили благодарность. Свернули наше ПРЦ перед новым 1943 годом, когда фашистов погнали с Кавказа. Новый год мы встречали в поезде Махачкала – Баку, а второго января были в Тбилиси. В Тетри-Цхаро я был переведён на пеленгаторную станцию, где продолжал пеленговать немецкие радиостанции, ведь фашисты оставались на Кавказе до октября 1943 года, а в Крыму – до 9 мая 1944 года. После я был пеленгаторщиком во всех передвижных радиоцентрах: Ереване, Ленкорании, Кобулети. В последние годы перед демобилизацией я, как тогда говорили, «сидел на разведке». Много интересного разведал, за что получал почти ежемесячно премии, благодарности. Был награждён значками «Отличный разведчик», «Отличный связист», медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», орденом «Отечественной войны 2 степени». В этом мне помогло изучение и знание английского языка. Постоянная тренировка на скорость. Я имел звание «Радист высшего класса». Демобилизовали нас в 1950 году».

Прохожий: Продолжаю фотоотчет о торжествах в г.Вязьма, по случаю 80 летия 82 ОРТБр ОсН http://shot.qip.ru/005oGF-300a34h/ http://shot.qip.ru/005oGF-200a32C/ Извиняюсь, как вставлять фотки ....

VStar76: ну тогда и я продолжу, переданные из вязьмы

VStar76:



полная версия страницы