Форум » Наша служба » Радиотехническая разведка "Осназ" (продолжение) » Ответить

Радиотехническая разведка "Осназ" (продолжение)

VStar: 5 ноября день военной разведки. Поздравляю всех выпускников КРТУ, КВКУРЭ с профессиональным праздником. Мы делали нужное дело и каждый из нас может гордится тем, что внес посильный вклад в могущество нашей службы. Приглашаю выпускников училища нашего профиля всех годов выпуска к обшению в этом разделе. Ведь нас было немного и в войсках мы наверняка пересекались и будет что вспомнить и кого вспомнить. Виктор Старовойтов КРТУ 76

Ответов - 195, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

вш1: https://www.youtube.com/watch?v=D35ktbFnLLY https://www.youtube.com/watch?v=ap1v9ZEIVdM

VStar76: Служивших в 82 ОРТБр ОсНаз с годовщиной части

Торгау72: 19 января 1932г. в г.Днепропетровск Украинской ССР на осно-вании директивы Разведывательного управления штаба РККА из штата 3-го отдельного радиотелеграфного батальона связи Ук-раинского военного округа была исключена пеленгаторная рота, а вновь образованная 4-я Отдельная тяжелая радиопеленгатор-ная рота включена в состав военной разведки Украинского воен-ного округа, командир и комиссар роты Иванов-Ефимов Евгений Михайлович. Далее: - 4-й Отдельный разведывательный радиодивизион Украинского военного округа (1935). - 394-й Отдельный радиодивизион ОсНаз Киевского военного ок- руга (1938). - 49-й Варшавский Краснознаменный ордена Александра Невско-го Отдельный радиополк ОСНАЗ Группы советских войск в Гер-мании (1952). - 82-я Варшавская Краснознаменная ордена Александра Невско-го Отдельная радиотехническая бригада ОСНАЗ (1976).


VStar76: Евгений Крутиков Тот факт, что между смертью Игоря Сергуна и назначением на должность начальника ГРУ Игоря Коробова прошел почти месяц, говорит о том, что руководству страны пришлось определяться с приоритетами. Возможные сменщики Сергуна имеют свои сильные стороны. Выбор же в пользу генерала Коробова наглядно иллюстрирует ту роль, которую отводят ГРУ в области обеспечения национальной безопасности.+ Назначение начальника ГРУ (как, впрочем, и СВР) всегда событие знаковое. Но оно мало связано с сугубо политическими обстоятельствами и «борьбой кланов», которую принялись искать сразу же после скоропостижной смерти генерала Игоря Сергуна. Разведка – и военная, и «гражданская» – работа техническая, рутинная, приоритеты в ней никак не связаны с внутренней политикой или сменой правительств. Тут важны преемственность и профессионализм, что не отменяет, конечно, и необходимости периодических дозированных реформ. Более всего в разведках опасаются именно «политических» решений – неожиданного назначения на руководящие должности людей, мало знакомых со спецификой работы. Опыт и история подсказывают, что подобные шаги в сложные исторические периоды приводили в лучшем случае к курьезам, а в худшем – к провалам. Классический пример – ситуация вокруг ГРУ в период перестройки и сразу после распада СССР. Оба достойных армейских генерала, возглавлявших ГРУ в «горбачевский период» (после отставки в 1987 году живой легенды Петра Ивашутина), к разведке не имели никакого отношения. Один из них запомнился «маскарадом»: он искренне считал, что офицеры Генерального штаба должны ходить на работу в форме и издал соответствующий приказ. В результате сотрудники центрального аппарата приезжали в старое здание ГРУ на Хорошевском шоссе в форме, а у себя в кабинетах уже переодевались в костюмы. Смешно? Пожалуй. Но надо понимать, что любой мог разместиться напротив проходной и переписывать звания входящих и род войск. В том числе и поэтому даже ангажированные слухи о приходе в ГРУ «варяга» (неважно, откуда – из ФСО или от «конкурентов») воспринимаются столь болезненно. Сохранение преемственности в разведке – не корпоративная блажь и не стремление отгородиться от «чужаков». В конце концов, в ГРУ не берут «со студенческой скамьи», как в советское время в КГБ, там работают выходцы из самых разных родов войск, если говорить именно о разведке и центральном аппарате. Военно-дипломатическая академия хотя и профильное учебное заведение, но туда попадают уже с определенным общевойсковым опытом, так что ее можно считать чем-то вроде «второго образования». Третий потенциальный кандидат на должность начальника ГРУ считался наиболее известным медийно, хотя и с оговорками. Генерал Игорь Лелин запомнился еще полковником, когда в 2000 году работал военным атташе российского посольства в Таллине. Официально аккредитованному дипломату не избежать публичности, а Лелин и его заместитель – военно-морской атташе Игорь Шитов – принимали участие в возложении венков к мемориалу советским воинам-освободителям, когда тот стоял еще на площади Тынисмяги, а не был перенесен на кладбище. После окончания загранкомандировки Игорь Лелин продолжил службу не в ГРУ, а в Управлении кадров Вооруженных сил РФ, курируя в том числе военные учебные заведения. И есть основания считать, что эстонская командировка могла быть прервана по не зависящим от Лелина обстоятельствам, а его дальнейшее участие в оперативной разведке было поставлено под сомнение в связи с «засвеченностью». В теории это обстоятельство не мешало ему претендовать на должность начальника ГРУ. В конце концов, особо никто и не скрывал, какие именно дипломатические должности зарезервированы для сотрудников разведок (никто ж не удивляется некорректно большому количеству атташе по культуре в посольстве США в Москве). Но опыт работы в агентурно-оперативной разведке (а к ней можно отнести и деятельность резидентур во второстепенных в разведывательном плане странах типа Эстонии) страдает одним существенным изъяном. Как правило, у таких людей отсутствует опыт стратегического мышления и глобальной оценки информации. В особо критичных случаях вырабатывается своеобразная форма «привязанности» к региону, в котором долгое время работал сотрудник, в результате чего локальная информация начинает казаться чем-то сверхважным, теряется объективность в оценке, искажается общая картина, несмотря на то, что исторически в «малых резидентурах» все равно превалирует работа по «главному противнику», то есть США. Никто не утверждает, что это в полной мере относится и к генералу Лелину. Но это известная профессиональная деформация, которых в разведке больше, чем в любой другой профессии, за исключением театра. Но именно умение оценить стратегическую информацию, структурировать общий поток и выбирать из него наиболее существенное определили нынешний выбор нового начальника ГРУ в пользу генерала Игоря Коробова. О его послужном списке известно меньше, чем об остальных, но большую часть своей карьеры он непосредственно был связан со стратегической разведкой и курировал это направление в должности первого заместителя начальника управления. В современном ГРУ стратегическая разведка структурно разбита между территориальными управлениями и специальным Управлением стратегических доктрин и вооружений. Учитывая специфику ГРУ, при обработке стратегических данных больше внимания там уделяется именно военным аспектам, а не политике. Но в современном мире значительно выросла роль теоретических построений, в первую очередь, при стратегическом военном планировании. Армии теперь развиваются не линейно, просто увеличиваясь количественно и совершенствуя свое вооружение, а согласно теоретически выстроенным стратегиям. В результате неожиданное развитие могут получить такие виды вооружений, которым ранее не придавалось особого значения. Другой пример – возникновение военно-политического кризиса в ранее стабильном регионе. Для оценки такого рода угроз и требуется новый подход к сбору, а главное – к обработке и оценке оперативных данных, претендующих на «стратегичность». Отсутствием такого рода системы стратегического анализа страдал КГБ позднесоветского периода, и даже специально созданное там управление с генералом Леоновым ситуации не изменило, а только усугубило проблему, поскольку Леонов и компания чересчур увлеклись конспирологией. Сейчас потребность в стратегической оценке информации велика как никогда в истории РФ. Выбор генерала Коробова на должность начальника ГРУ мог быть предопределен именно таким раскладом и сопутствующими расчетами в руководстве страны и армии. А это, в свою очередь, формирует новый вектор развития военной разведки, в том числе в плане внутренних реформ и подбора кадров. Никакой политики. Только прагматика

VStar76: Дружественный ресурс Перископ.2 (Periscope2.ru) опубликовал перевод воспоминаний бывшего американского военного атташе в России бригадного генерала Питера Звака о его встречах с покойным начальником Главного разведывательного управления Генрального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-полковником Сергуном, приподнимающих завесу над характером взаимоотношений профессионалов военной разведки США и России. Воспоминания американского генерала о непростом человеке, каковым был покойный глава российской военной разведки, с одной стороны, организовывавший вмешательство в события на Украине, с другой стороны, приложивший немалые усилия для преодоления расхождения во взглядах между Востоком и Западом. Питер Звак DefenseOne 01.02.2016 В феврале 2014 года разведывательные органы военных ведомств США и России приостановили контакты на фоне полного прекращения двустороннего военного сотрудничества вследствие незаконного присоединения Россией Крыма. В то время это была правильная политическая мера, но пора бы военному руководству обоих государств, включая представителей разведки, возобновить диалог. Одним из неожиданных и весьма утонченных ценителей межличностных коммуникаций был покойный начальник Главного разведывательного управления Игорь Сергун, скончавшийся 3 января с.г., предположительно, от инфаркта миокарда. Не столь давно произведенному в генерал-полковники Сергуну было всего 58 лет – это совсем немного даже по меркам перегруженного работой среднестатистического россиянина. Ветеран специальных операций с приличным стажем, сделавший себе имя на неспокойном Северном Кавказе, Сергун возглавил ГРУ в 2011 году и впоследствии стал одним из архитекторов настораживаще творческого всестороннего и опосредованного вмешательства России в события на Украине. Честно признаюсь, что не смогу в точности описать чувства, которые меня посетили при известии о смерти Сергуна. Будучи кадровым офицером военной разведки и старшим группы военных атташе США в России в 2012-2014 годах, я несколько раз встречался и подолгу беседовал с генералом Сергуном и его подчиненными. Он производил впечатление весьма учтивого и скромного человека, но отнюдь не простачка, а весьма эрудированного и утонченного. Я также понял, что Сергун, стоявший во главе разведывательных операций, направленных на противодействие нашим национальным интересам в глобальном масштабе, в то же время – парадоксальным образом – рассматривал российско-американское противостояние, как противоречащее долгосрочным интересам России. Еще до того, как американо-российские отношения пришли в упадок, Сергун активно продвигал частые контакты между главами военных разведок обоих наших государств. В 2012-2013 годах мне довелось быть свидетелем конфиденциальных встреч американских и российских руководителей региональных органов стратегической разведки в различных городах России – Хабаровске, Ростове-на-Дону и Сочи, незадолго до зимней Олимпиады 2014 года. Эти встречи, которые для самих участников были зачастую первым контактом подобного рода, носили характер откровенной и подлинно прагматичной дискуссии, которую офицеры разведки способны отличить от черно-серого (реже – белого) видения мира, столь характерного для традиционных соперников, а сплошь и рядом – откровенных противников. Понятное дело, первоначально обе стороны демонстрировали осторожность, но по мере развития диалога все чаще предметно обсуждали тщательно отобранные темы. В ходе этих встреч мы, американцы, никогда не делали предметом уступок или торга нашу решительную поддержку союзников и партнеров, таких как Украина, которые, в идеале, должны были бы стремиться к тому, чтобы США и Россия нашли общий язык. Тем не менее, эти контакты были бесценной возможностью для каждой из сторон объяснить своему визави, почему она не согласна с ним по таким темам, как Сирия, «арабская весна», ПРО и Украина. Вследствие этого стороны стали находить точки соприкосновения: радикальный ислам суннитского толка, стабильность в Афганистане и Средней Азии, международный терроризм, растущие демографические проблемы, а также грядущая глобальная борьба за ресурсы. Пожалуй, самый высокопоставленный визит имел место в июне 2013 года, когда Сергун пригласил на три дня в Москву генерал-лейтенанта Майкла Флинна (Michael Flynn), в то время начальника Разведывательного управления министерства обороны (РУМО) США. Следуя по пути, проторенному рядом его предшественников, Флинн возложил венок к Могиле Неизвестного солдата у Кремлёвской стены и посетил ультрасовременную штаб-квартиру ГРУ на окраине Москвы. Там, в конференц-зале он выступил перед молодыми офицерами ГРУ с беспрецедентным часовым докладом на тему о разведке и руководстве ей. Судя по вопросам аудитории, ей никогда до этого не приходилось сталкиваться с генералом американской разведки. Наконец, Флинн организовал для своего коллеги беспрецедентный ужин в моей резиденции в посольстве США, на который начальник ГРУ прибыл с двумя генералами и переводчиком. Должно быть, для всех них было не вполне привычным впервые в жизни проходить через кордоны безопасности американского посольства, чтобы попасть на территорию США. Всегда любознательный, Сергун тогда проявил особый интерес к красочной работе Лероя Неймана (Leroy Neiman) под названием «Красная площадь». Прозвучали традиционные тосты, Сергун пил немного. Последний тост призвал собравшихся сделать так, «чтобы переходные шлюзы стыковались», что было отсылкой к выдающейся стыковке на орбите советского и американского космических кораблей в ходе экспериментального полета «Аполлон-Союз», состоявшегося в разгар холодной войны в 1975 году, и намеком на улучшение отношений. Сергуну это понравилось. Гости разъехались по домам, увозя детям в качестве подарка бейсболки с символикой посольства США. Вечером следующего дня Сергун пригласил нашу делегацию в историческое здание отеля «Советский», где лично провел экскурсию по нетронутому временем сталинскому люксу на верхнем этаже. Генерал Сергун определенно придавал этим обменам большое значение, что свидетельствовало о его желании не ограничиваться одним лишь изучением наших оперативных планов и военного потенциала. Если бы я был русским, одержимым реальными или мнимыми экзистенциальными угрозами, обеспокоенным перспективами моей огромной, но не столь густонаселенной северной страны, у меня были бы причины всерьез тревожиться. Я убежден, что эти геостратегические проблемы следующего поколения подтолкнули Сергуна и других высокопоставленных руководителей разведки к общению с нами. Моя последняя встреча с Сергуном состоялась в конце 2013 года, всего за несколько месяцев до того, как отношения между нашими странами были прекращены. Я запросил встречу с ним, чтобы вручить послание, и этот могущественный генерал разведки вскорости прибыл, одетый в скромную повседневную одежду. Он забрал послание, после чего мы накоротке обсудили его предстоящий визит в США вместе с еще несколькими высокопоставленными офицерами ГРУ. Разумеется, после того, как Россия заняла Крым, этот замысел остался нереализованным. Так что же дальше? Статус-кво, невзирая на некоторые незначительные подвижки, остается достаточно негативным. Однако мы должны найти осмысленный путь для поддержания диалога и взаимодействия с нашими коллегами из числа российских военных в интересах решения геостратегических проблем, представляющих взаимный интерес, коих имеется предостаточно. Вопреки разногласиям и несмотря на обескураживающую дезинформацию, мы должны в этом преуспеть. Государства, особенно те, что выступают по отношению друг к другу традиционными конфликтными соперниками, угрожающими самому существованию друг друга, должны поддерживать непрерывное и интенсивное общение через различные каналы и на разных уровнях, в том числе через секретные каналы военной разведки. Едва ли это проявление слабости или просьба об одолжении. Скорее, это олицетворение силы, уверенности и благоразумия, а также свидетельство удовлетворенности собственной идентичностью. Определенно, нам всем есть, чему поучиться у такого непростого человека, каким был покойный генерал-полковник Сергун. Перевод Центра АСТ Об авторе: Питер Б. Звак (Peter B. Zwack), бригадный генерал армии США в отставке, в прошлом (2012-2014) военный атташе при посольстве США в Российской Федерации и старший группы военных атташе США в России. В армии США с сентября 1980 года. По окончании Школы кандидатов в офицеры (Officer Candidate School) в Форт-Беннинге (штат Джорджия) прослужил 34 года на различных должностях в системе военной разведки, специализируясь на государствах Евразии (Military Intelligence and Eurasian Foreign Area Officer). В ходе длительных зарубежных служебных командировок побывал в Федеративной Республике Германии, Афганистане, Косово, Республике Корея и Российской Федерации. Награжден государственными и ведомственными наградами США и НАТО: медалями «За отличие в службе» (Distinguished Service Medal), «Легион почета» (Legion of Merit), «За безупречную службу в министерстве обороны» (Defense Superior Service Medal), «За службу в Афганистане» (Afghan Service Medal), «За службу в Косово» (NATO/Kosovo Medal) и другими. Прошел квалификацию (Special Skill Group 4) и имеет право ношения наплечной нашивки рейнджера (Ranger Tab) и нагрудного знака парашютиста (Airborne Wings). По итогам 1999 года удостоен звания «Лучший офицер-ответственный исполнитель» (Action Officer of the Year) в системе органов военного управления, непосредственно подчиненных Объединенному Комитету начальников штабов вооруженных сил США (Joint Chiefs of Staff). В 2015 году внесен в список Зала славы Школы кандидатов в офицеры в Форт-Беннинге, штат Джорджия. После увольнения с действительной военной службы в декабре 2014 года занимается консалтингом и преподавательской деятельностью в Национальном университете обороны (National Defense University), Вашингтон, округ Колумбия.

VStar76: Игры престолов: Шойгу отстоял независимость ГРУ от ФСБ НОВОСТИ / В РОССИИ16-02-2016, 03:44MASTER5 6221 Игры престолов: Шойгу отстоял независимость ГРУ от ФСБ Новым начальником Главного разведывательного управления Министерства обороны России стал генерал-лейтенант Игорь Коробов. По нашей информации, это назначение было принято после напряжённой подковёрной борьбы «кремлёвских башен» и стало результатом победы «армейского» клана во главе с Сергеем Шойгу над Федеральной службой безопасности и группой влияния главы «Ростеха» Сергея Чемезова. О том, что творится в системе ГРУ, в большинстве случаев остаётся только догадываться. Его структура, численный состав и даже биографии начальства являются государственной тайной. По степени закрытости эта структура как минимум не уступает ФСБ и Службе внешней разведки, соперничество с которыми у военных разведчиков идёт с советских времён. И это не просто аппаратная конкуренция. Считается, что ГРУ и СВР-ФСБ представляют два альтернативных геополитических видения текущей ситуации в мире. Дескать, ГРУ – это «евразийцы», предлагающие России союз с Востоком и не слишком заботящиеся о «демократическом имидже» нашей страны. А СВР и ФСБ – это, мол, «атлантисты», которые хотят дружить с западной элитой и потому считают необходимым поддерживать «демократический флёр». Формальный, конечно, лишь бы были соблюдены западные правила игры. Конечно, это – упрощённый взгляд на вещи. Но изрядная доля истины в нём есть. Смерть или гибель? В Подмосковье или Ливане? Смерть прежнего начальника ГРУ была такой же загадочной и порождающей множество версий, как и вся деятельность этой структуры. Нет, конечно, по официальной версии 58-летний генерал-полковник Игорь Сергун, возглавлявший ГРУ с 2011 года, скончался вполне буднично – у себя в Подмосковье, от сердечного приступа. Но кто ж у нас верит официальным версиям? То, что смерть наступила от сердечного приступа, особенных сомнений не вызывает. Вопрос вызывают её обстоятельства. Сразу же после новости о кончине Сергуна американская «разведывательно-аналитическая» компания Stratfor заявила, что, по её информации, смерть наступила не 3-го, а 1 января. И не в Подмосковье, а в Ливане. Если это так, то странно, зачем надо было скрывать обстоятельства времени и места. Ливан – это база работы всех мировых разведывательных служб на Ближнем Востоке. Вполне логично, что Сергун находился именно там, где сейчас разворачиваются ключевые события на планете. Последний раз он засветился 24 ноября в сочинской резиденции президента «Бочаров ручей» как раз на переговорах с королём Иордании Абдаллой II. Армейский клан сейчас на коне. Борьба с коррупцией в Министерстве обороны, восстановление на службе популярных генералов, объявление о дальнейшем расширении военного потенциала только помогают Шойгу. Странной была и оговорка на портале «Вести.Ру». Заголовок новости об уходе Сергуна из жизни звучал следующим образом: «Шойгу соболезнует в связи с гибелью начальника ГРУ Игоря Сергуна». Понимаете? Не «кончиной» или «смертью», а «гибелью». Видите разницу? Я прекрасно знаю, как в таких государственных СМИ, как «Вести», отшлифовываются заголовки. Предположить журналистскую вольность в этом просто смешно. ФСБ вместе с «Ростехом» – против ГРУ Впрочем, оставим конспирологию и перейдём к главному – к политической версии происходящих перемен. Новым начальником ГРУ стал генерал-лейтенант Игорь Коробов, прежде занимавший должность первого замначальника главка – начальника стратегической разведки. Вроде всё слишком очевидно – кому ещё занять ставший вакантным пост, если не первому заместителю? Но тогда почему российское руководство медлило больше месяца, не принимая решения? И это когда в Сирии кипит работа, где без ГРУ не обойтись. Если в такой ситуации власть оставляла ГРУ без начальника, значит, по-другому было невозможно. Значит, шла напряжённая борьба между спецслужбами за то, чей ставленник будет руководить военной разведкой. Начиная с середины 90-х ФСБ захватывала всё новые и новые высоты. Помните историю с «Тремя китами»? Это был успешный перехват российской Федеральной таможенной службы – лакомого куска, за который дрались ФСБ и Министерство экономического развития и торговли. Потом произошли фактическое взятие под контроль и нейтрализация СВР, чьи сотрудники привыкли считать себя «белой костью» спецслужб по сравнению с «топтунами» из ФСБ. И вот теперь, видимо, пришла решающая пора потягаться с ГРУ, поставив свою креатуру в её главе. Тем более что в этот раз на стороне ФСБ был ещё один сильный сторонник – Сергей Чемезов. Чемезов – старинный товарищ Владимира Путина, до кризиса 2008 года входивший в самый «ближний круг». Как глава «Ростеха», он жёстко конкурирует за госзаказы в оборонной отрасли с Министерством обороны, в чьём ведении находится ГРУ. Шойгу уже пытался устранить опасного соперника, высказав предложения по реструктуризации «Ростеха» ради демонополизации отрасли, но добился лишь частичного успеха. Госкорпорация уцелела, хотя и потеряла внешние рынки. В борьбе с Шойгу Чемезов, вероятно, рассчитывал на политический авторитет Сергея Иванова – главы президентской администрации. По слухам, он и Шойгу – два генерала, два главных претендента на гордое звание «преемника». На стороне Иванова, как и Чемезова, – козырь личной дружбы с главой государства. Познакомились Иванов с Путиным в ленинградском КГБ ещё в 1976 году. Оба про-шли собеседование и отправились в Европу: Путин – в ГДР, а Иванов – в Швецию. Когда Путин стал главой ФСБ, он сделал Иванова своим заместителем. В 2001–2007 годах был первым в отечественной истории «неармейским» министром обороны, потом – первым вице-премьером и, наконец, наиболее вероятным кандидатом в президенты-2008. Тогда стать им Иванов так и не смог. Путин неожиданно предпочёл Дмитрия Медведева. Теперь, как доносится «из-за зубцов», он хочет взять реванш – со второй попытки. В этой игре он рассчитывает на поддержку директора ФСБ Александра Бортникова и военно-промышленного лобби во главе с вице-премьер-министром Дмитрием Рогозиным и Чемезовым. Битва за ГРУ должна была стать важным этапом на пути к достижению этой цели. Если бы новым начальником ГРУ стал человек со стороны, то позиции Иванова стали бы ещё прочнее. Борьба за звание преемника Как мы уже знаем, этого сделать не удалось. После более чем месячной подковёрной борьбы начальником ГРУ была назначена креатура Минобороны. А это значит, что в схватке за звание преемника два соперника по-прежнему идут вровень, нос к носу. Разную стратегию действий Шойгу и Иванова обнажила и война на востоке Украины. Последний выступает за реализацию Минских соглашений, за укрепление отношений с Украиной. За выход России из режима двусторонних санкций с Западом. Министр обороны же, напротив, ратует за конфронтацию с НАТО, за полномасштабную войну с Украиной. На переговорах в Пекине с премьер-министром Китая Ли Кэцяном Шойгу «выразил озабоченность по поводу американских усилий по укреплению военно-политического влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Армейский клан сейчас на коне. Борьба с коррупцией в Министерстве обороны, восстановление на службе популярных генералов, объявление о дальнейшем расширении военного потенциала только помогают Шойгу. Его рейтинг популярности – второй в России после Путина. Что будет дальше, посмотрим… ТЕМ ВРЕМЕНЕМ За несколько дней до смерти Игоря Сергуна неожиданно скончался (и также из-за остановки сердца. – Ред.) заместитель начальника Генштаба ВДВ генерал Александр Шушукин, который якобы имел отношение к операции по присоединению Крыма в 2014 году. Сергун тоже очень много знал о российских действиях в Крыму и Донбассе, принимая непосредственное участие в планировании и осуществлении этих событий. Поэтому и был включён в санкционные списки США, Евросоюза, Канады и Украины. Как и Шушукин. Однако тенденция?

Торгау72: ТЕСТОВ Виталий Васильевич — ветеран боевых действий, подполковник в отставке (г. Саяногорск. E-mail: dgp@sibmail.com). ПОЗИЦИЯ «ЗЕЛЁНАЯ ЗОНА» Вооружённый конфликт между Египтом и Израилем 1970—1971 гг. вошёл в историю как война на истощение, или война малой интенсивности. После уничтожения израильской авиацией в феврале 1970 года металлургического завода в Абу-Забале, построенного при участии советских специалистов, и гибели 70 рабочих президент Египта Г.А. Насер был вынужден обратиться к Москве с просьбой о создании «эффективного ракетного щита» против внешней агрессии и посылке в страну регулярных советских частей противовоздушной обороны. Мне как офицеру войск ПВО, ранее окончившему Красноярское радиотехническое училище (КРТУ) по профилю «спецназ», пришлось быть непосредственным участником этих событий. В то время всему миру было известно, что советские части противовоздушной обороны находились на территории дружественного нам Египта. Однако в отечественной прессе этот факт упорно замалчивался. Нашим офицерам и солдатам, принимавшим участие в боевых действиях, было категорически запрещено говорить об этом. Только спустя 20 лет начали появляться печатные статьи и телевизионные передачи, вышли в свет две книги воспоминаний очевидцев и участников конфликта: Геннадия Тоболяка «Гриф секретности снят» и Александра Филоника «Тогда в Египте». Но в этих книгах, к сожалению, ни слова не говорится об отдельном радиотехническом центре специального назначения ПВО СССР (250 ОРТЦ «Спецназ»), в течение всей локальной войны надёжно защищавшем воздушное пространство наших арабских союзников. 250 ОРТЦ «Спецназ» был сформирован в апреле 1968 года в с. Судилово Ярославской области для выполнения интернационального долга на территории Вьетнамской Республики. Поэтому отбор офицеров и рядового состава в эту элитную часть проводился с особой тщательностью. Учитывалось всё: партийность и национальность кандидатов, знание ими боевой техники, успешный опыт выполнения сложных боевых задач и т.д. ОРТЦ был оснащён новейшей боевой техникой и самым современным стрелковым оружием. Проводились только практические занятия: ночью — тревога, свёртывание, марш с соблюдением светомаскировки, развёртывание в поле и боевая работа по реальным целям. Постоянно круживший над нами специальный самолёт-лаборатория скрупулёзно отслеживал эффективность проводившихся учений. В середине ноября 1968 года весь личный состав части погрузили в два эшелона и отправили к берегам Японского моря. Через 17 суток мы выгрузились в 30 км от г. Находка и пробыли на Дальнем Востоке 9 месяцев. Затем — очередная смена дислокации, в г. Горький. Всё это время продолжались усиленные практические занятия и тренировки. Часть целенаправленно готовили для работы в реальных боевых условиях. В конце января 1970 года меня и капитана М.И. Кононцева вызвал наш командир подполковник Корнев и поставил задачу: сфотографироваться в гражданском костюме на загранпаспорт и вечерним поездом убыть в Москву, в Главный штаб Войск ПВО. Попрощавшись с семьями и сказав, что едем на военный завод, мы отбыли в столицу. Через четыре дня с группой офицеров и генералов во главе с главкомом Войск ПВО страны Маршалом Советского Союза П.Ф. Батицким вылетели в г. Каир. В нашу группу «Спецназ» входили: начальник радиоэлектронной борьбы (РЭБ) Войск ПВО страны Герой Советского Союза полковник В.Н. Пчелинцев, его заместитель полковник Серпуховитин, новый командир ОРТЦ подполковник Исмаков, капитан М.И. Кононцев и я — старший лейтенант В.В. Тестов. Группе была поставлена конкретная задача — рекогносцировка местности вокруг г. Каира. Ежедневно, вплоть до 15 февраля, мы колесили по Ливийской и Аравийской пустыням, выбирая боевые позиции для 250 ОРТЦ «Спецназ». Работали с восхода и до захода солнца. Нас постоянно сопровождал майор египетской армии Вахид. Русский язык он знал хорошо, поскольку учился в Союзе. Были у Суэцкого канала, видели застрявшие иностранные суда и пролетавшие над ними израильские самолёты. Однажды, выбирая позиции, мы заехали в арабский зенитный ракетный дивизион. Там встретились с двумя нашими военными специалистами, они предложили попить чаю. Мы отказались. И через 5 минут после нашего отъезда из дивизиона он был разбит израильской авиацией. 15 февраля 1970 года подполковник Исмаков, капитан М.И. Кононцев убыли на Родину. Полковники Пчелинцев, Серпуховитин и я оставались в Египте до конца февраля. Передо мной была поставлена задача: начертить план (кроки) каждой позиции, чтобы наши арабские союзники подготовили к прибытию советских подразделений инженерные объекты для размещения и укрытия техники и личного состава. После выполнения поставленной задачи я на короткое время отбыл на Родину, после чего снова оказался в своей самой длительной боевой командировке на арабской земле. Предваряя свой дальнейший рассказ, могу с полной уверенностью констатировать, что до прибытия нашей дивизии ПВО египетской армией не было сбито ни одного израильского самолёта. Хотя на вооружении египтян была современная боевая техника советского производства, а офицеры проходили серьёзную подготовку в Советском Союзе. Несколько ранее, в декабре 1969 года в результате проведённой спецоперации на двух израильских вертолётах была вывезена советская секретная радиолокационная станция П-12. Арабский расчёт был уничтожен, один военнослужащий взят в плен. Спецназовцы сваркой обрезали антенну и, подцепив её вместе со всей аппаратурой к своим «вертушкам», благополучно переправили за кордон. И вся эта израильская акция проходила на глазах целого египетского полка, который от страха попросту разбежался. Возможно, отсутствие должного патриотизма, большая классовая и кастовая расслоённость населения, нежелание основной массы людей воевать за интересы своих богатых соотечественников в итоге привели к поражению Египта в этой войне. Вся операция по переброске советских войск осуществлялась под видом учений «Кавказ» и под грифом «Совершенно секретно». И этот гриф секретности сохранялся более 20 лет. В Феодосии на сухогруз «Георгий Чичерин» погрузили боевую технику, стрелковое оружие, боеприпасы и необходимую амуницию. Всех нас переодели в гражданские костюмы. Удостоверения личности сдали представителю штаба округа, никаких документов у нас не было, все были просто членами профсоюза. Личный состав ОРТЦ был размещён в отдельном отсеке трюма. В нём заранее установили трёхярусные деревянные настилы. Матрацы и подушки были не то что грязные, а засаленно-грязные, пришлось накрывать подушку рубашкой, а матрац пальто. Подниматься на палубу во время всего перехода было категорически запрещено. Разрешались только перемещения до гальюна (туалета), и только по пять человек и не более чем на 5 минут. За выполнением такого режима строго следили крепкие суровые парни, возможно, армейские особисты. При приближении встречных кораблей или островов люк гальюна тщательно задраивали. Приём пищи также проходил в трюме, нередко в условиях ощутимого смрада и последствий «морской болезни». Все старались питаться как можно меньше, чтобы реже подниматься в гальюн. Наконец, через трое суток на горизонте показалась Александрия. После прибытия в порт нас снова переодели — на этот раз в арабскую военную форму рядового состава. Всем выдали личное оружие и боеприпасы, офицерам — пистолеты, сержантам и солдатам — автоматы. Боевая техника была перекрашена в песочный цвет. Отдельными группами под прикрытием наших «Шилок» и ЗРК дивизиона передислоцировались за город, в район сосредоточения. Как только наступила ночь, соблюдая светомаскировку, совершили марш до Каира. На рассвете уже непосредственно перед столицей нас встретила группа офицеров, чтобы сопроводить до назначенных позиций. И вот я со своими бойцами на позиции «Зелёная зона». Инженерные сооружения к нашему приезду были готовы на 90 проц. В их составе: девять бетонных укрытий для спецтехники и автомобилей «Урал-375», три бунгало для отдыха личного состава, столовой и хранилища боеприпасов, капонир для радиорелейной станции Р-405 на базе ГАЗ-69. Первым делом всю технику поставили в укрытие, выставили охранение, перекусили сухим пайком. Смотрю, ребята загрустили, да и у самого тоже «кошки скребли на душе»: чужая земля, чужой народ, тысячи километров до родных просторов. Заглушить ностальгию могла только полная занятость всего личного состава. Поэтому с первого же дня пребывания на позиции я решил организовать полуторасменную работу. Тем более что её и так было невпроворот. За короткий срок было необходимо развернуть и привести в боевую готовность спецтехнику, осуществить маскировку, устранить недоделки в инженерном оборудовании, выкопать окопы, установить спаренную зенитную пулемётную установку (ЗПУ-2), наладить связь с командным пунктом, организовать нормальный быт. Личный состав позиции, которым я командовал, а это лейтенант Владимир Данилин, старшина сверхсрочной службы Виталий Шаталюк, и.о. старшины позиции сержант А. Кузнецов, 12 солдат и сержантов, несмотря на все трудности морского и сухопутного перехода, с энтузиазмом взялся за дело. Через 5 дней я уже докладывал начальнику узла капитану Н. Щебетько о полной готовности к выполнению боевой задачи. В состав вооружения и материально-технической базы моего подразделения входили: две станции помех самолётным радиоэлектронным средствам (СПБ-7), четыре тягача (Урал-375), радиорелейная станция Р-405, зенитная пулемётная установка ЗПУ-2, гранатомёт, а также личное оружие каждого из бойцов: автоматы и пистолеты. При этом личное оружие постоянно находилось при солдатах и офицерах и было готово к использованию в любую секунду. После развёртывания советской дивизии ПВО на боевых позициях налёты израильской авиации на Каир прекратились, продолжались лишь бомбёжки египетских войск и городов в районе Суэцкого канала. Израильские лётчики с этого момента уже не решались входить в зону огня наших зенитных ракетных комплексов. Был отмечен всего лишь единственный пролёт двух «Фантомов»-разведчиков над боевыми порядками дивизии, в том числе и над нашей позицией.

VStar76: сегодня 19 января исполняется 85 лет 82 ОРтБр ОсНаз. С юбилеем родная бригада.

прежний: И Вас с тем же! 1985 - 1990гг.

ZAV: в 1976 ГОДУ перед дверьми полковника СМОЛЕНЦЕВА стояли 8 лейтенантов из КРАСНОЯРСКА и 11 из ЧЕРЕПОВЦА И БЛАГОДАРЯ КОМБРИГУ Я попал в авиаотряд где прослужил до увольнения в запас. Первые впечатления о Торгау запомнились топкой брикетами печки холодной комнаты в гостинице,"страшным" ЗОРом,которому МЫ не попали в "нежные объятья так как он на тот момент был в отъезде, гаштетом в дальних садах где мы отмечали какой то праздник,то ли Петра Индюкова ,то ли Сереги Рассохина,и отъездом в Шперенберг троицей- Я,Зинеса, и Автайчик а забирал нас невысокий капитан с лётными погонами и ФУРАЖКОЙ АЭРОДРОМОМ- ЗОР Тимофеев Г.А. Вот чем запомнились мне первые дни в бригаде.... ВСЕХ ОСНАЗОВЦЕВ С ПРАЗДНИКОМ!!!!!

VStar76: с праздником, с Днём Военной разведки, братья по ОсНазу

ZAV: С ПРАЗДНИКОМ РЕБЯТА!!!!!!

вш1: С Днем Советской военной разведки!

вш1: *PRIVAT*

АИБ: 100



полная версия страницы